Качество страховых кадров и их подготовка.

Автор:Владимир

Качество страховых кадров и их подготовка.

Сегодня мы поговорим о качестве страховых кадров и их подготовке. Поможет нам в этом Олег Борисович Окунев, который является ректором Института страхового и инвестиционного бизнеса.

В. Т. Олег Борисович, добрый день! Рад нашему знакомству и этому интервью. Вначале, попрошу вас рассказать о себе.

О. О. Я пришел в страховую науку в середине 2000-х, когда я работал преподавателем экономики в одном из московских вузов. В то время экономическая теория занималась теорией переходной экономики, и экономисты сходились во мнении о том, что в макроэкономике есть две основных группы инструментов решения социально-экономических задач – это денежно-кредитное регулирование и социальный блок.

Поскольку с банками всё более или менее было ясно, то я стал интересоваться вопросами сначала социального страхования, а затем стал изучать страхование как бизнес. И ни разу не разочаровался.

В. Т. Страхование – та часть финансового бизнеса, которая сейчас особенно актуальна. Я сам получил образование в сфере страхования, моя специализация “Управление рисками и страхование”. Поэтому, позвольте вначале, мы с вами поговорим о первичном образовании. Подскажите, много ли еще высших учебных заведений или среднеспециальных, которые имеют такие кафедры?

О. О. Тема страхового образования является актуальной с первого дня существования страховой отрасли. Сегодня на рынке образовательных услуг в области страхования можно выделить несколько уровней подготовки страховых специалистов:

 1) так называемые «корпоративные университеты» при крупных страховых компаниях, которые занимаются в основном инструктированием страховых агентов;

2) экономические колледжи и государственные вузы уровня бакалавриата, где курс страхования занимает не более 32 часов,

3) и, наконец, есть два-три вуза, в которых имеются образовательные программы, которые хотели бы осуществлять подготовку ведущих специалистов и руководителей страховых организаций. В целом по России высших учебных учреждений, в которых в том или ином виде преподают страхование, насчитывается около 30, а колледжей среднеспециального уровня – около 70. Узкоспециализированных учебных заведений, которые бы одновременно преподавали все аспекты страховой науки, включая андеррайтинг, продажи, актуарные расчеты, урегулирование, инвестиции и комплайенс – практически нет, если только не считать наш Институт страхового и инвестиционного бизнеса

В. Т. Как Вы считаете насколько качественно обучают студентов в Вузах и Ссузах? Готовы ли они к реалиям в страховом бизнесе после выпуска?

О. О. В этой теме есть два аспекта. Первый связан с миссией университета. Обычно, университет формирует страховые образовательные программы, руководствуясь своими собственными представлениями, какие именно сюжеты следует донести до студента. Понятно, что университет не будет преподавать продажи или урегулирование убытков, а будет преподавать «Страхование» и «Риск-менеджмент».

 Однако страховщикам нужны именно продавцы, андеррайтеры и специалисты по урегулированию убытков, то есть специалисты по тем дисциплинам, которые никак не укладываются в программу вуза. Это и есть второй аспект, он связан со спецификой спроса на страховые кадры. Понимая, что вузы выпускают одно, а требуется совершенно другое, страховые компании идут по пути организации своих собственных корпоративных «университетов», обучение в которых более похоже на наставничество, чем на систематическое страховое образование.

Понятно, что деятельность таких учебных центров никак законодательно не отрегулирована, никаких выпускных документов или профессиональных сертификатов они не выдают, потому что для выдачи таких документов требуется образовательная лицензия.

Существует, однако, несколько компаний, которые понимают, что успех страховой организации зависит в первую очередь от качества кадров, а качество кадров зависит от их подготовки по настоящей систематической научно-построенной образовательной программе. Эти компании идут по наиболее оптимальному пути – сочетания внутреннего и внешнего обучения.

Часто бывает, что менеджеры окончили разные учебные заведения, учили их по-разному, и поэтому они по-разному понимают задачи компании и методы их решения. В этом случае внутреннее и внешнее обучение решает разные, но взаимодополняющие задачи: внутреннее обучение прививает принятые в компании единые навыки корпоративной культуры, а внешнее обучение помогает свести всех специалистов в единое концептуальное и методологическое поле.

В. Т. Что касается обучения, то насколько мне известно, вы руководите Институтом страхового и инвестиционного бизнеса, расскажите как он был создан и что к этому Вас подтолкнуло?

О. О. Собственно именно это и подтолкнуло. Когда я увидел это непаханое поле, эту амбициозную задачу – воссоздать российскую страховую школу, восходящую к идеям В. Серебровского, В. Райхера, В. Идельсона, то после этого больше ничем не мог заниматься. Страхование – это беспризорный пасынок экономической и социальной науки, поэтому кто-то же должен им заниматься?

В. Т. Расскажите, каким специальностям вы обучаете?

О. О. До 2014 года это был бы очень трудный вопрос для любого образовательного учреждения специализирующегося на преподавании страхования. Однако в 2014 г. Минтрудсоцзащиты опубликовал Профстандарт № 186н «Специалист по страхованию», в котором четко выделил четыре обобщенные трудовые функции — А (заключение договора страхования/перестрахования), В (урегулирование убытков), С (актуарные расчеты) и D (управление страховой организацией).

Внутри каждой ОТФ этот Профстандарт в свою очередь сформировал подфункции с описанием наименования предполагаемых должностей и функциональных обязанностей специалиста. С этого момента привести программы образовательных дисциплин стало просто делом техники – наименование курса есть, содержательная часть – тоже не вызывает разногласий.

К сожалению, некоторые специальности, которые тоже востребованы страховыми компаниями, все еще остаются неотрегулированными Профстандартом 186н, например, это риск-менеджер, специалист службы внутреннего контроля и аудита, специалист, ответственный за реализацию правил внутреннего контроля в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем и финансированию терроризма, а также специалисты по таким узким сферам урегулирования убытков, как ассистанс, грузы и др.

 В этих случаях мы всегда согласовываем детали образовательной программы с заказчиком, чтобы он мог получить именно те знания, которые ему требуются.      

В. Т. Каких стандартов Вы придерживаетесь при обучении?  

О. О. Разумеется, самых высших. В преподавании мы сочетаем высокую университетскую науку с сюжетами, содержащими конкретные практические знания и секреты профессии. Что касается университетской науки: мы сознательно нацеливаемся на то, чтобы наш был выпускник был вполне конкурентоспособен по сравнению со своим vis-à-vis, окончившим любой зарубежный университет.

Что касается секретов профессии: поскольку специалист, занимающийся страхованием, всегда находится в плотно отрегулированном правовом поле, поэтому в курсе «Страховое дело» мы прививаем навык и привычку не только постоянно обращаться к нормативному регулированию, но и очень подробно разбираем кейсы из Обзоров Высшего Арбитражного суда, специально сгруппированным по линиям споров, вытекающих из договора страхования.

То же касается и страховой математики – есть задачи, которые опубликованы Банком России, и есть задачи, которые опубликованы Лондонским Институтом и Факультетом Актуариев. Человек, считающий себя специалистом, обязан решать и те, и другие.

В. Т. Нас читают сотрудники страховых компаний и агентств, подскажите им на что обращать внимание, если они решат повысить свою квалификацию при выборе учебного заведения?

О. О. Как говорится, планировать повышение своей квалификации легко: начальник отдела кадров сформулирует свои пожелания по формату желаемых к приобретению компетенций, человек поищет где бы то, что требуется отделу кадров, преподавали в удобное время и за приемлемые деньги, и безусловно, найдет в интернете предложения от нашего Института и по андеррайтингу, и по урегулированию убытков, и по актуарным расчетам, и по управлению страховой компанией.

В. Т. Подскажите, есть ли у нас в стране еще учебные заведения, занимающиеся повышением квалификации в страховании?

О. О. Безусловно, есть и очень качественные. Среди московских вузов я могу назвать финансовые кафедры и институты повышения квалификации и дополнительного профессионального образования, имеющиеся в РАНХиГС при Президенте Российской Федерации, Финансовом университете при Правительстве России, РУДН, из немосковских – СПбГУ, Национальный исследовательский Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского и др.

В. Т. Говоря о качестве страховых кадров, стоит помнить, что скоро в нашей стране смогут открывать филиалы иностранные страховые компании, как думаете сможем ли мы им что-либо противопоставить по уровню подготовки специалистов?

О. О. Почему надо противопоставлять? Как гласит китайский лозунг прошлого века: пусть расцветают сто цветов, пусть соперничают сто школ. Филиалы иностранных страховых компаний не смогут полностью укомплектовать свои штаты «привозными» специалистами, им потребуется очень много кадров, которые нужно будет набирать и обучать только на месте.

Вот тут-то и потребуется сочетание внутреннего и внешнего обучения. Более того, поскольку любые знания и технологии обучения очень быстро устаревают, я и сам не прочь бы поучиться у наших иностранных коллег, которые рискнут прийти на российский страховой рынок.

В. Т. До этого мы с вами говорили о внешней подготовке кадров, но что Вы думаете о внутреннем обучении кадров? Насколько я знаю, страховые компании делают большой упор на подготовку Страховых агентов. Так ли это?  Если да, то насколько это правильно?

О. О. Это правильно. Общую теорию успешных продаж можно зажигательно, но при этом вполне академически, изложить с университетской кафедры, с рассмотрением причин неуспешных продаж и анализом реалий, которые вносит в технологии продаж цифровая эпоха с ее принципиально новыми возможностями.

Однако в разных страховых компаниях страховые продукты по-разному связаны друг с другом и помочь разобраться в этих взаимосвязях может только собственный корпоративный университет. В другом корпоративном университете эти взаимосвязи будут другие, поэтому вновь набираемые страховые агенты обязательно должны пройти курс адаптации и переподготовки по стандартам той компании, в которую они пришли работать.  

В. Т. Стоит ли уделять страховым компаниям больше внимания, например, обучению сотрудников отделов урегулирования убытков? Как вы считаете? Если да, то на что стоит обратить внимание?

О. О. Андеррайтер и специалист по урегулированию убытков – это два человека, которые видят друг друга в зеркале. Если андеррайтер допустил ошибки, когда писал правила страхования, то специалист по урегулированию убытков, рано или поздно эти ошибки обнаружит. И наоборот, именно специалист по урегулированию убытков инициирует процедуры постселекции, чтобы усовершенствовать страховой продукт и правила страхования так, чтобы главная миссия андеррайтинга – обеспечить компанию большими однородными безубыточными портфелями – легко выполнялась сама собой.

 Поскольку урегулирование убытков в автостраховании – это одно, а в медицинском страховании – это совершенно другое, то понятно, что нет и не может быть универсальных специалистов по урегулированию убытков.

Следовательно, совет здесь простой: специалист по урегулированию убытков обязан знать свои правила страхования буквально наизусть.

В. Т. Подскажите, к примеру Ваш Институт страхового и инвестиционного бизнеса сотрудничает со страховыми компаниями? Если, да, то по переподготовке каких специалистов?

О. О. Мы сотрудничаем с некоторыми страховыми компаниями, которые понимают важность внешнего обучения. Как мы помним, внешнее обучение позволяет свести сотрудников, работающих в одной компании в единое понятийное и концептуальное поле.

Это означает, что для таких компаний наиболее востребованным курсом является «Страховое дело и андеррайтинг в личном и имущественном страховании», в котором в сбалансированном виде мы изучаем все бизнес-процессы, протекающие в страховой компании, включая андеррайтерские процедуры, продажи, урегулирование убытков, технологии риск-менеджмента, внутреннего контроля и аудита, а также перестрахование и инвестиции.

Этот курс не только сочетает подготовку одновременно по обобщенной трудовой функции А (заключение договора страхования/перестрахования) и по обобщенной трудовой функции В (урегулирование убытков по договору страхования/перестрахования), но и закладывает основы для дальнейшего профессионального развития страхового менеджера – в сторону актуарных расчетов, оценочной деятельности, управления страховой компанией.

В. Т. Как Вы думаете, какие перспективы в сфере обучения страховых специалистов?

О. О. Перспективы здесь трудно определить однозначно, потому что на этой площадке действует несколько взаимоисключающих факторов.

С одной стороны, страховая компания заинтересована в том, чтобы в ней работали грамотные специалисты, но с другой — она не хочет оплачивать обучение и переподготовку этих специалистов, поскольку опасается, что эти специалисты, пройдя курс обучения во внешнем учебном заведении, или станут требовать повышения зарплаты или, обучившись, уйдут в другую компанию.

Со своей стороны, специалист, который полюбил страхование и, ощущая нехватку систематических знаний, заинтересован в своем обучении, но тут он сталкивается с непониманием своего руководства, а также с элементарной нехваткой времени и материальных средств.

Наконец, большинство страховых образовательных программ не сертифицированы – это означает, что содержательная часть учебных программ может сильно различаться от одного учебного заведения к другому, и это тоже затрудняет выбор.

Ясно одно: погоду на рынке обучения страховых специалистов будут диктовать не университеты, а страховые компании, и образовательные программы будут формироваться под воздействием требований потенциальных работодателей.

В. Т. Что Вы думаете о страховой грамотности и возможностях её повышения?

О. О. Страховая грамотность – это часть общей финансовой грамотности, о которой очень много говорят, и даже разработаны и осуществляются финансируемые государством программы повышения этой самой финансовой грамотности.

Я слышал, что «Финансовую грамотность» собираются ввести как отдельный предмет в школьную программу, который собираются преподавать на уроках «Обществознание». Представьте – школьный учитель обществознания должен будет преподавать: знакомство с основными банковскими продуктами (депозит и кредит), с бытовыми страховыми и инвестиционными продуктами, а также – это предусмотрено программой учебной дисциплины — с основами налоговой и бюджетной системы России.

Однако на мой взгляд, актуальность этой темы находится не в плоскости знаний, что такое депозит, полис каско или ОМС, а в плоскости давно назревшей реформы системы доходов.

Чтобы не сильно углубляться в эту тему, приведу только один пример. Средняя зарплата по России колеблется от 30 до 70 тыс. руб. Теперь давайте посчитаем, сколько финансовых продуктов необходимо «продвинутому» в финансовой грамотности человеку. Депозит на черный день нужен? – Нужен. Кредиты на автомобиль и ипотеку нужны? – Нужны. Полисы каско и ОСАГО на автомобиль, а также полисы на квартиру/дом и ДМС – нужны? Нужны. Плюс в свете пенсионной реформы понятно, что к пенсионным накоплениям нужно приступать самостоятельно, и причем немедленно. И это все на 70 тыс.? 

Реформа системы доходов – это трудная тема социального и финансового блока, чтобы ею заниматься серьёзно, сначала надо договориться о парадигме социальной политики и о конфигурации структурных реформ.

В. Т. Как думаете на что стоит сделать упор в этом направлении?

О. О. Начать надо от печки… Любой грамотный человек способен на салфетке расписать таблицу умножения. Если перенести эту аналогию на финансовую грамотность, то следует согласиться с тем, что любой человек, подписывающий кредитный договор, должен быть способен «руками» расписать график погашения этого кредита. То же касается и пополняемого депозита.

Если перенести эту аналогию на страховую грамотность, то любой человек, подписывающий страховой договор, должен не только знать о покрытиях и изъятиях по этому договору, свои права и обязанности, но и процедуры сопровождения этого договора. Особенно это касается таких сложных и опасных страховых продуктах, как ИСЖ или страхование пенсий.

Человек, вступающий в такие страховые программы должен четко понимать, что именно будет происходить при любых вариантах развития событий.

В. Т. И, напоследок, вопрос лично от себя. Мне интересна преподавательская деятельность, к тому же я недавно начал вести курс на тему «Автострахование для юридических лиц», и хочу продолжить развитие в этой сфере. Подскажите, мне и нашим читателям несколько советов, как увлечь студентов и сделать свои лекции интереснее?

О. О. Первый и главный секрет преподавателя, которого уважают и к мнению которого прислушиваются – это его честность по отношению к аудитории. Чтобы увлечь студентов – нужно самому быть искренне увлеченным своим предметом, подделать или «сымитировать» эту честность невозможно, и аудитория это знает.  Будете увлечены сами – сможете увлечь других.

Второй секрет заключается в способе подачи материала: если лектор стоит и что-то невнятное читает по бумажке или, еще хуже — по картинкам своей презентации, то интерес аудитории угасает с каждой минутой, а репутация предмета несет невосполнимые потери.

Сегодня, как и во времена Сократа, преподавание должно быть интерактивным: открытие секретов науки и профессии должно происходить в процессе диалога, если хотите, совместного сотворчества преподавателя и студента. Если вы преподаете страхование, то знаете, что оно, как никакая другая наука, требует широчайшей научной эрудиции, а также владения ситуативными кейсами по коллизиям споров из договора страхования. Человек, выступающий по страховым вопросам, обязан обладать яркой харизмой и быть высоко культурным и высоко интеллектуальным человеком. Страхование – это для интеллектуалов. Чужие здесь не ходят.  

Об авторе

Владимир administrator

    %d такие блоггеры, как: